г. Красноярск, пр. имени газеты Красноярский рабочий, д.160, стр.1, оф.305

onk.krk@mail.ru

+7 (391) 2-409-289

Общественная наблюдательная комиссия

по осуществлению общественного контроля за соблюдением прав человека

в местах принудительного содержания и содействия лицам в местах принудительного содержания по Красноярскому краю

В ОНК Красноярского края поступают жалобы от большого количества осужденных об избиениях

В ОНК Красноярского края поступают жалобы от большого количества осужденных об избиениях 7 Августа 2017

В ОНК Красноярского края поступают жалобы от большого количества осужденных об избиениях в Едином помещении камерного типа, находящегося в исправительной колонии № 31 ГУФСИН России по Красноярскому краю. Все поступившие в ОНК жалобы направляются в следственные органы.

Большинство обратившихся сообщает, что осужденных избивают сотрудники учреждения сразу по прибытию в ЕПКТ во время досмотровых мероприятий, при этом требуют написать всевозможные согласия сотрудничать с администрацией ИК-31, отказы от воровских традиций, обещания не обращаться в правоохранительные органы и ОНК, иногда – прощения за плохое поведение и/или оскорбления самого себя за плохое поведение.

Если все рассказанное заключенными правда, то методы избиения пугают своей изощренностью, жестокостью и цинизмом. Так, некоторые утверждали, что их подвешивали за руки или за ноги к трубе у потолка и при этом били как боксерский мешок.

Часто осужденные указывают, что их избивали на приготовленном заранее матраце, для удушения использовали пакет, противогаз или просто душили одеждой или тряпками, сматывали веревками и скотчем руки и ноги, связанных поднимали и бросали об пол. Прыгали по телу, давили ногами и коленями лицо, голову, шею, выкручивали руки и ноги, били дубинками и киянками по телу и ступням, ставили «на растяжку», раздвигая ноги киянками.

По словам некоторых осужденных, им в нос заливали воду или окунали головой в ведро с водой и половой тряпкой. Двое утверждали, что после избиения им «предлагали» есть кашу и при этом хвалить сотрудников за вкусную кашу или кричать в свой адрес оскорбления.

Кроме избиений, по словам осужденных, зачастую сотрудники угрожают насильственными действиями сексуального характера, демонстрируя определенные предметы.

Как правило, обратившиеся по факту своего избиения люди указывали и указывают одни и те же фамилии, имена-отчества избивавших их сотрудников. Надо отметить, что есть сотрудники ЕПКТ, которые, по словам осужденных, отказывались принимать участие в их избиении.

Заключенные также сообщают, что угроза избиения сохраняется в течение всего времени содержания в ЕПКТ ИК-31 и реализуется за любую «провинность» (отказ от зарядки или прогулки, просьбу оказать медицинскую помощь, за просьбу дать воды, сделать музыку тише, за отказ делать то, что осужденный делать не обязан и т.д.).

У основной массы избитых к моменту их обращения в ОНК или правоохранительные органы следов телесных повреждений не остается, а медики, по утверждению заявителей, их либо не осматривают, либо не фиксируют имеющиеся травмы. Есть те, кто утверждает, что после избиения их «спрятали» в подвальном или ином потаенном помещении пока не прошли следы телесных повреждений.

Однако иногда избитых осужденных ОНК обнаруживала во время своей проверки. Так, у осужденного Саранчука М.Г. при посещении 26 сентября 2016 года обнаружены синяки вокруг глаз, кровоподтеки обоих глаз, припухшая челюсть. Осужденный выглядел испуганным, жаловался на головную боль, сказал, что упал. В дальнейшем пояснил, что был избит осужденными по указанию сотрудников. Травмы были зафиксированы в журнале медицинского осмотра только 26 сентября по инициативе членов ОНК и в их присутствии. Однако проведенная по данному поводу прокурорская проверка установила, что запись телесных повреждений Саранчука в указанном журнале сделана 23 сентября, а запись от 26 сентября в журнале отсутствовала! Предполагаем, что журнал был либо заменен, либо изначально членам ОНК был предоставлен «неофициальный» журнал. К сожалению, прокуратура не дала оценки Заключению ОНК, в котором отражены действительные обстоятельства сделанной 26 сентября записи в журнале, а также тому факту, что членам ОНК не предоставили для просмотра видеоархив камер наблюдения прогулочного дворика, где осужденный «упал». А сотрудников прокуратуры, видимо, видеонаблюдение вообще не заинтересовало и не было предметом проверки.

Осужденный Бойко Е.А. был обнаружен членами Красноярской ОНК через несколько часов после избиения, выглядел напуганным и, пытаясь улыбаться, утверждал, что синяк под глазом и кровоподтеки на лице – результат падения на собственный кулак в ходе дружеской борьбы с другим осужденным (назвать имя затруднился). Однако впоследствии, кроме кровоподтеков на ушных раковинах, голове и шее, членами ОНК были зафиксированы полосовидные ссадины у него на спине, руках и боках. Врачи и в этот раз хотели прийти на помощь сотрудникам – в медицинских журналах данные повреждения были названы царапинами. При просмотре записи видеонаблюдения члены ОНК не увидели борьбы осужденных в том месте, которое было указано Бойко и сотрудниками.

Кроме избиений, осужденные жалуются на создание им невыносимых условий содержания. Так, дважды ОНК фиксировала просьбы заключенных рассадить их по разным камерам в связи с конфликтной ситуацией. Однако администрация учреждения эти обращения игнорировала, что однажды привело к потасовке сокамерников между собой, а сотрудниками было интерпретировано как провокация ОНК.

Осужденный Восоль В.С. сообщил, что его специально «подсадили» к содержавшемуся в камере заключенному с целью «свести с ума» или вызвать на конфликт, а за невыполнение указаний сотрудников его самого избивали.

Со слов осужденного Вайсброта И.В., под воздействием угроз он написал отказ от мусульманской веры. Согласно ответу начальника ИК-31, данное заявление осужденный написал добровольно. Видимо, сотрудников Красноярской прокуратуры по надзору за исправительными учреждениями не удивляет сам факт того, что в учреждении вопросы вероисповедания решаются в письменной форме.

Были сообщения, что осужденным в камеру распыляли слезоточивый газ и блокировали открытие форточек. Последняя жалоба об этом поступила от осужденного Магомадова И.С. Он сообщал, что 26 июня 2017 года через некоторое время после распыления слезоточивого газа его вывели в помещение для обыска и помести в «стакан» (небольшую клетку для временного содержания осужденных), в которой он пробыл с вечера 26 июня до рассвета 27 июня, а еще через несколько часов ему в камеру бросили кусок горящего пластика, предположительно для создания дыма и едкого запаха, и стали из шланга поливать пол, вещи, книги и самого Магомадова. После чего его снова поместили с «стакан», не позволив переодеться в сухую одежду, а позже этапировали в психиатрическое отделение КТБ-1.

К сожалению, многие осужденные отказываются от своих жалоб, а некоторые отказываются даже от последующих бесед. Количество избитых в ЕПКТ ИК-31, по мнению Красноярской ОНК, гораздо больше, чем 48 человек, которые либо сами сообщили о своем избиении, либо об их избиении сообщили другие. Как минимум 22 человека направили (самостоятельно, через родственников или через ОНК) заявления в следственный отдел по Советскому району г. Красноярска и Главное следственное управление СК РФ по Красноярскому краю. По сведению членов наблюдательной комиссии, ни одного уголовного дела возбуждено не было, невзирая на четыре случая наличия зафиксированных телесных повреждений.

Так, в ходе проверки жалобы Бойко Е.А. следственными органами не изучались фотографии его телесных повреждений, которые были сделаны членами ОНК сразу после избиения.

По словам Федюка Г.А., по поручению следователя Следственного отдела у него брал объяснения оперативный сотрудник ИК-31 (то есть сослуживец тех, кого он обвиняет в своем избиении) и только спустя три месяца после подачи заявления о преступлении.

Со слов осужденного Канихова М.М., он сообщил о своем избиении помощнику прокурора при его обходе ЕПКТ ИК-31, на что прокурор ответил, что пришел по другим вопросам и сказал направить письменную жалобу почтой.

Некоторые осужденные, по нашим сведениям, вообще не дождались посещения их сотрудниками следственного органа и/или прокуратуры. При этом двое, по их словам, из прокурорского ответа узнали, что оказывается отказались давать объяснения.

Данные некоторые заключенных, сообщивших о своем избиении публикуются на основе их письменных согласий:

- Кутушев Денис Ренатович (утверждает, что избиению подвергался в декабре 2014 года и только в январе 2017 года смог по телефону об этом сообщить родственникам. По его словам, в настоящее время подвергается угрозам физической расправы за отказ забрать жалобы и за обращения в адрес ОНК и правоохранительные органы. Также утверждает, что сотрудники требовали от него написать заявление, что председатель ОНК Красноярского края Слепуха В.А. подстрекает осужденных оговорить сотрудников ЕПКТ ИК-31 с целью облегчить условия отбывания наказания и получает за это денежное вознаграждение от осужденных и их родственников);

- Гарин Руслан Александрович (утверждает, что был жестоко избит в апреле 2015 года после операции на легком, угрожали изнасилованием, подвешивали на трубе у потолка головой вниз, избивали палками и руками, топили в помойном ведре);

- Мудаев Бислан Баудинович (утверждает, что его избивали в июне 2015 года сразу по прибытию в ЕПКТ, подвешивали за руки, одевали противогаз. Тогда заявление о преступлении подала адвокат, указав что видела у Мудаева кровоподтеки в области поясницы и на кистях рук);

- Черкесов Аслан Магомедович (сообщал, что в ЕПКТ ИК-31 его избили летом 2015 года. Повторные избиения в этом учреждении, по его словам, происходили 13 июля 2017 года, когда после обысковых мероприятий его вывели в отдельное помещение, повалив на пол стали избивать, пинать, в том числе по голове и лицу, прыгать по телу, затем сбривали волосы на голове и лице, полностью раздетого поместили в «стакан» в коридоре ШИЗО/ПКТ. Также заключенный утверждает, что избиения продолжались с некоторой периодичностью до 24 июля 2017 года – при проведении проверок ему заламывали руки за спиной и наносили удары по телу. Члены ОНК, посещавшие это учреждение 26 июля 2017 года, увидели у него на переносице ссадину и проходящие кровоподтеки на лице);

- Черноусов Вячеслав Александрович (утверждает, что был избит в сентябре-ноябре 2015 года – сотрудники поднимали его за руки и ноги и бросали об пол, одевали на голову пакеты, заматывали в матрац. Со слов заключенного, из-за избиений он неоднократно совершал самоповреждения, однако их медицинские сотрудники зафиксировали только раз перед этапированием в другое учреждение);

- Шортан-олл Амыр Аясович (утверждает, что его били 22-23 октября 2015 и 17 апреля 2017 года);

- Канихов Мурат Магомедович (сообщал, что его избивали в июне 2015г. в вещевой каптерке, в том числе в подвешенном вниз головой виде, затем бросили на пол и им «мыли пол», одевали на голову пакет, когда порвался – заменили противогазом. Бить перестали, когда Канихов пообещал выполнить требования сотрудников: на видеорегистратор назвать себя «п..» и есть кашу стоя на коленях);

- Алексеев Олег Юрьевич (утверждает, что его избивали в январе 2017 года),

- Кутейников Иван Сергеевич (утверждает, что был избит в январе 2017),

- Осипов Александр Александрович (утверждает, что его избивали 26 декабря 2016 года),

- Федюк Геннадий Александрович (утверждает, что 25 августа 2016 года после угроз его поместили в камеру с табличкой «ремонт», расположенную в подвальном помещении отдельно от остальных осужденных. В связи с этим он отказался от приема пищи, после чего его избили и заставили написать заявление, что пытки, физическое и моральное воздействие к нему в ЕПКТ не применялись. Также заключенный утверждает, что второй раз был избит в январе 2017 года после подачи своей жалобы о первом избиении),

- Саранчук Михаил Геннадьевич (утверждает, что был избит в июне и сентябре 2016 года).

К настоящему обращению приложены видеообращения осужденных Восоль, Гарина, Гуломова, Концевого, Кутушева, Протопопова, Саранчука, Черкесова, Чотчаева, а также фотографии осужденного Бойко.

В связи с тем, что на многочисленные жалобы Красноярской ОНК правоохранительные органы края не реагируют, данное обращение направлено в Генеральную прокуратуру РФ, Следственный комитет РФ, Уполномоченному по правам человека в РФ и Уполномоченному по правам человека в Красноярском крае и Общественную палату РФ.

20160516_173931.jpg

20160516_173949.jpg



Назад к списку